Хроники похода.

"Все реки ведут
на Волин"
Июль-август 2005

Ostroda-Wolin Viking Festival
писано Хельги Сталинградским

Добраться до места не составило никаких трудностей. Я сел в прицепленный к паровозу вагон и сутки ехал до старинного городка Елец, где ко мне подсели четыре товарища: Паль Железный, Гуннар Изворотливый, Бьярни Молоток и юный Трюггви - и мы мчались ещё сутки до пограничного поселения Брест. Там нас встретили братья-беларусы, отвели в тёплые покои, вскипятили водички, дали щёлок и мочало. Накрыли столы, навалили окороков, требухи, диковинных беларусских овощей и выкатили кадку водки. Женщины шныряли между и под столами, облагораживая наше мутное существование. Вечером того же дня нас загрузили в автобус и, нежно шлёпнув по попе, отправили в Варшаву. Ночь принесла голод, ещё раз голод и пограничников. Они дотошно изучали документы, называли российские рубли туалетной бумагой и хотели спать. Оставив в душах неприятный осадочек, польские военные пустили нас в свою страну.
Неожиданно, уже на въезде в Варшаву, автобус остановили люди в ночном камуфляже, в масках, с автоматами и стали обыскивать на предмет. От нас за версту несло ангельской чистотой, даже ногти сияли как начищенные - а, увидев торчащие из рюкзаков навершия мечей, спецназ заулыбался, тыча пальцами, загомонил "Паны викингови!"… Короче, через час нас сгрузили на вьетнамском рынке посреди Варшавы.
Ещё полдня мы на двух поездах местного значения добирались до местечка Оструда, где живёт владелец судов и пароходов, легендарный поляцкий корабел пан Марек. Там на нас никто не обратил внимания, все были поглощены работой. Нам тоже хотелось поскорее искупаться - и вскоре мы, голые и грязные, нарушали местную экологию русской шампунью.

Надо сказать, что пан Марек занимается постройкой деревянных судов уже 30 лет. Поместье его расположилось в живописном местечке, недалеко от городка Оструда. На станцию за нами на машинах приехал невзрачный широкий в кости дедусь с седым кустом на подбородке и некий перекачанный облом с длинной завитой в косу бородой, завязанной узлом. Глядя на эту бороду, на его татуированные ноги, я думал - вот это колорит, вот это пан викинг! Вот это да, такой может построить дрэк и сам его и спустить на воду. Да он доски на обшив корпуса, наверное, без пара - руками гнёт! Звали его Кайман, с ударением на предпоследний слог, по польской традиции.
К усадьбе подъезжали по лесной дорожке, на дубе увидел табличку "Пансион "Викинг". Пансион оказался двухэтажным домиком с тремя подъездами, только какое-то чердачное слуховое окошко несло следы "типа скандинавского" оформления. На огромной территории двора стояла конюшня на 29 лошадей и огромный сарай-сеновал, из которого торчал свежий дубовый форштевень нового корабля. Как так?! Через три дня мы должны отплывать, а судно не достроено! Вот и поможете, сказали нам. Авось, успеем…

Как мы заканчивали наш корабль - история особая и не особо интересная. Заложили его три месяца назад, строили разные люди, кто сколько мог. Некоторые приезжали на 3-5 дней, кто-то работал все три месяца - мы жили и работали около недели, чуть меньше. Но я считаю, на нашу долю досталась самая-самая распочётная работа. Борта были уже нашиты, мы сработали парус, весь такелаж, мачту, рею, набрали и отполировали палубу, выточили весла, всякие тяжкие мелочи по шпангоуту и т.д. - всё это пришлось на нашу долю.
Утро начиналось так - мы спали в сене или прямо между скамей недостроенной ладьи. Ложились довольно поздно, потому как после дня работы хотелось срочно выпить всё, что есть; ну, и общение с новыми польскими друзьями было также небезынтересным. Нас никто не будил. Просто в шесть утра хозяин включал пилораму. Начиналась работа.
Где-то к полудню привозили завтрак - обычно кровяные колбаски с муштардой (горчицей) и кетчупом. Вкусно. Но мало.

За время этой производственной практики мы начали понемногу запоминать польскую лексику частого употребления. Слова все простые, похожие на русские, язык же в целом очень напоминает старо-славянский, не тронутый многочисленными реформами и преобразованиями так, как русский.
Жимно - холодно
Горонце - горячо
Добже - хорошо
Бардзо добже - очень хорошо
Пиво - пиво
Змэншчоный - уставший
Канапка - бутерброд
Снидать - кушать
Зараз, десяй, вчора, рано - сейчас, сегодня, вчера, завтра
Ютро - рано
Щикать - мочиться
Дупа - жопа
Курва - универсальное нецензурное слово, аналог русского междометия "бля"
Дженькуе, дженьки - спасибо
Нема за цо - не за что
Вытреск - эякуляция и продукты распада
Мгуа, можэ, жэка - туман, море, река..

..и конечно же, слово Пердолить !!!

Все друг друга понимали. Особенно хорошо понимали поляков мы, когда они каждый вечер спрашивали - "россияне, а водки нет?", и смотрят в глаза так пытливо, зная, что её не может не быть. Её и не могло, но мы проявляли бережливость, за что и были вознаграждены позже. Как - узнаете.

В один из прекрасных прохладных вечеров пан Марек подал такую идею - недалеко от Оструды (хотя, в принципе, в Польше всё очень недалеко друг от друга) в городке Крушвица завтра начнётся небольшой фестиваль викингов. Фестиваль небольшой, но город с древними варяжскими традициями, и поехать стоит. Трое русских могут ехать. Разведка польских исторических сообществ и территорий была как нельзя кстати, и Паль, Гуннар и я, Хельги с группой польских парней выехали в Крушвицу.
До места добрались сравнительно быстро - часа за 4. Городок махонький, стоит на берегу большого озера, на холме высится громадная башня. "Мышиная Башня" - называлась она, поскольку в древности в ней мышки отужинали местным королём. Это вполне может быть выдумкой местного населения, поскольку такие акции по привлечению туристов известны тут и сям. Но не в том дело. Мы прибыли первыми, нас встретили местные парнишки-викинги, и мы начали пить. Рассказывать не нужно. Мне же, более того, рассказывать ещё и стыдно. Но гораздо позже, недели через две, в городе Познань на улице меня окликнула по имени незнакомая девушка.
-Здравствуй, фемина, откуда тебе известно моё имя? - спросил я.
-Я видела тебя в Крушвице. Ты был самый пьяный - отвечало дитя.
-Так приходит слава, - заметил Паль.
Утром ярл "маленький" Рагнар, в окружении свиты крепких польских хлопов, спросил меня, правда ли, что вчера я хотел набить ему морду из-за женщины? Да, было дело - ответил я. Повисла неловкая пауза. "Ууу, какие интересные у тебя завязочки на шароварах, - сказал Рагнар, - а я всё думал, как сделать это грамотно". Инцидент был исчерпан. Хотел я ему припомнить, как он вытащил меня из тёплой, уютной, вязкой лужи и отвёл в холодную, сухую палатку, но не стал. Хотелось пива и купаться.
Три дня фестиваля промелькнули как и не были, за это время ребята в Оструде довели до ума наше судно. Рано утром четвёртого дня трейлер еле втиснулся на территорию яхт-клуба. На нём красовалось наше плавучее чудовище. 18,5 метров в длину, мягкие обводы корпуса, свежая пахучая древесина - спустя несколько часов "Моронг" покачивался у причала, потихоньку набирая воду в трюм. Это процесс нормальный, древесина должна набрать воды, разбухнуть, и коварные щелочки затянутся сами собой. Не думал, что всё будет так скоро - через полчаса наши челны уже выгребали на простор речной волны. Тут начинается собственно вик.

 
Сайт управляется системой uCoz